Военные медики
 
САНИНСТРУКТОРА
 
Полный Кавалер ордена Славы
Нечепорчукова (Наздрачёва) Матрёна Семёновна3. 4. 1924
Иван Рощин.
Сестричка

У войны не женское лицо. Но в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. свыше миллиона советских женщин встали в боевой строй защитников Родины. Более двухсот тысяч врачей, свыше полумиллиона фельдшеров и санитарок, санинструкторов. На фронте много было женщин-связисток и зенитчиц, летчиц и воздушных стрелков, снайперов и пулеметчиц, механиков-водителей танков, партизанок…
Как правило, это были добровольцы. Родина высоко оценила заслуги женщин на фронтах Великой Отечественной. 87 из них имеют высшую награду страны — звание Героя Советского Союза. Четверо удостоены «полного банта» самого главного солдатского ордена — ордена Славы. Все остальные участницы войны награждены орденами и медалями.
Полковник в отставке, инвалид Великой Отечественной войны, журналист Иван Илларионович Рощин рассказывает о военной судьбе доблестных дочерей Отчизны. Имена некоторых из них попали в его блокнот еще в годы войны. Потом был долгий журналистский поиск. Изучение документов в военном архиве, встречи с однополчанами и родственниками тех, кто пал на поле брани, и с теми, кто дожил до Дня Победы.
Как им это удавалось — всегда появляться возле раненого бойца, когда ему нужна была срочная помощь? Под огнем противника перевязать его, на своих хрупких плечах перетащить в укрытие, откуда раненых отправляли в тыл для дальнейшего лечения… А сестра милосердия оставалась на передовой, спасая жизнь другого солдата, и каждую секунду рискуя своей. «Сестричек» уважали, о них слагали песни. Помню, на нашем фронте в минуты затишья мы пели такую песню:
…Медсестра, дорогая Анюта,
Подползла, прошептала: «Живой»…

С Матреной Семеновной Нечепорчуковой (Наздрачевой), полным кавалером ордена Славы, я познакомился уже после войны, хотя имя ее давно было в моем журналистском блокноте.
Перед Великой Отечественной войной Матрена Наздрачева, девушка из села Волчий Яр, что на Харьковщине, закончила медицинское училище. Это была ее давняя мечта. Война поломала ее планы. И только после освобождения их района от оккупантов зимой 1943 года, девушка смогла пробиться на фронт и стала санинструктором в 100-м гвардейском стрелковом полку 35-й гвардейской дивизии. С этой частью в составе 8-й гвардейской армии В. И. Чуйкова Матрена дошла и до Берлина.
Летом 1943 года наши войска вели тяжелые бои за освобождение Донбасса. Мотя, как ласково называли ее бойцы, все время находилась в гуще боя, спасая боевых товарищей. Вот рассказ ее однополчанина об одном дне фронтовой жизни санинструктора: «Артиллерийская подготовка закончилась. Солдаты поднялись и побежали вперед. Побежала за ними и Мотя с двумя санитарами. Теперь их только трое осталось от санвзвода. На ходу поднимали упавших, оказывали им первую помощь. Переносили в укрытие тяжелых и снова торопились в гущу боя. Подошла подвода, Мотя уложила на нее неспособных передвигаться. Двое тяжелораненых опирались на нее. Тихо двигалась по полю эта печальная процессия. Всех пятнадцать человек доставила Мотя в санроту полка».

После освобождения Донбасса на ее пути были Днепр, Одесса, Висла, Одер. И, наконец, Берлин.
Орден Славы III степени сержант Наздрачева получила за форсирование Вислы. Она была в числе тех, кто первым преодолел этот рубеж летом 1944 года.
Маршал Советского Союза В. И. Чуйков так вспоминал о тех боях: «Форсирование реки Висла и захват плацдарма в районе Магнушева 8-й гвардейской армией создавали угрозу удара с юга всей варшавской группировке противника, что и заставило гитлеровское командование… перебросить главные силы против Магнушевского плацдарма.
Превосходство в силах, и особенно в танках, теперь стало на стороне противника…
Контратаки гитлеровцев усиливались… Противник контратаковал волнами. Стоило отразить одну, как накатывалась другая. И казалось, что им не будет конца…» В этом аду делала свою работу санинструктор Наздрачева.
В наградном документе сказано: «В боях за удержание и расширение плацдарма оказала первую медицинскую помощь 27 раненым, а в районе Магнушева, под огнем противника, рискуя жизнью, вынесла с поля боя тяжело раненого офицера и эвакуировала его в тыл». 11 августа 1944 года на ее гимнастерке появился орден Славы III степени.
При прорыве вражеской обороны противника на левом берегу Вислы Матрена Наздрачева оказала первую медицинскую помощь 69 тяжело раненым бойцам и офицерам.
Затем было стремительное наступление Советской Армии от Вислы к Одеру. Это уже в январе 1945 года. Во фронтовой обстановке старшему сержанту Наздрачевой порой приходилось выполнять и не свойственные санинструктору обязанности.
Полк стремительно шел вперед. Тыловые подразделения отставали. В одном населенном пункте санинструктор собрала 27 раненых бойцов. Ждала транспорт санитарной роты. А его все не было. На третий день разыгралась пурга. Матрена покормила раненых, стала стирать бинты. И тут услышала треск автоматной стрельбы. Выглянув на улицу, увидела гитлеровцев.
Мотя схватила автомат и дала по ним длинную очередь. Ее поддержали старый солдат-фельдшер, который ударил по фашистам с чердака, и те раненые, которые могли держать оружие. Фашисты, встретив отпор, скрылись — это были солдаты, потерявшие свою часть и пробиравшиеся к Одеру. Отбив нападение гитлеровцев, Матрена без потерь доставила раненых в полевой госпиталь. Вскоре на гимнастерке Матрены появился орден Славы II степени.
Армия В. И. Чуйкова, прорвав оборону гитлеровцев на левом берегу Одера, устремилась к Берлину. Бойцы наступающих подразделений знали: санинструктор Мотя всегда рядом, даже на самых опасных участках схватки с противником. А если будет нужно, девушка с оружием в руках защитит раненых, как и случилось в развалинах Берлина.
После Победы на наградном документе генерал Чуйков собственноручно написал: «Достойна награждения орденом Славы I степени».
А в документе том было сказано: «В уличных боях по овладению Берлином под непрерывным обстрелом вынесла с поля боя 78 раненых бойцов и командиров. Вместе с бойцами переправилась по штурмовому мостику через реку Шпрее и под огнем противника оказывала помощь раненым. Будучи сама раненой, не оставила поле боя, продолжала выносить раненых».
«Общий итог» ее милосердным подвигам подвел Комитет Международного Красного Креста. За исключительную самоотверженность при спасении раненых Матрене Семеновне была присуждена высшая награда Комитета — медаль «Флоренс Найтингель». На фронте «сестричка» нашла и свое личное счастье — стала женой старшины-гвардейца Виктора Константиновича Нечепорчукова.
Ныне прославленная фронтовичка, полный кавалер ордена Славы, живет в Ставрополе. И здесь она много лет проработала на медицинском «фронте». Были и трудности, и потери, да разве сравнишь их с теми, военными, когда из мертвого окопа доносится еле слышный шепот: «Сестричка»…

Адрес очерка в Интернете:
http://www.rsva.ru/rus_guard/2004-09/sestrichka.shtml
____________________________________________

Нечепорчукова (Наздрачёва) Матрёна Семёновна – санитарный инструктор санитарной роты 100-го гвардейского стрелкового полка 35-й гвардейской стрелковой дивизии; одна из 4-х женщин – полных кавалеров ордена Славы.
Родилась 3 апреля 1924 года в селе Волчий Яр Балаклеевского района Харьковской области Украины в крестьянской семье. Украинка. Член ВКП(б)/КПСС с 1943 года. Окончила Балаклеевскую акушерско-сестринскую школу. Работала медсестрой в районной больнице.
В Красной Армии и на фронте в Великую Отечественную войну с апреля 1943 года.
Санинструктор санитарной роты 100-го гвардейского стрелкового полка (35-я гвардейская стрелковая дивизия, 8-я гвардейская армия, 1-й Белорусский фронт) гвардии сержант медицинской службы Матрёна Нечепорчукова 1 августа 1944 года преодолела реку Висла близ польского населённого пункта Гжибув и в боях за удержание и расширение плацдарма оказала первую медицинскую помощь двадцати шести раненым. В районе польского города Магнушев под огнём, рискуя жизнью, бесстрашная девушка вынесла с поля боя офицера и эвакуировала его в тыл.Указом Президиума Верховного Совета СССР от 11 августа 1944 года за образцовое выполнение заданий командования в боях с немецко-фашистскими захватчиками гвардии сержант медицинской службы Нечепорчукова Матрёна Семёновна награждёна орденом Славы 3-й степени.
Гвардии старший сержант медицинской службы Нечепорчукова М.С. отличилась в боях при прорыве вражеской обороны на левом берегу Вислы, где оказала первую медицинскую помощь шестидесяти девяти тяжело раненным бойцам и офицерам.
18 января 1945 года, оставшись с группой раненых из двадцати семи человек в польском населённом пункте Оведув, расположенном севернее города Радом, Матрёна Нечепорчукова вместе с несколькими медицинскими работниками отразила нападение прорвавшихся гитлеровцев и обеспечила доставку раненых в госпиталь без потерь.
18 марта 1945 года в боях на левом берегу реки Одер южнее города Кюстрин, ныне Костшин (Польша) бесстрашная санинструктор оказала медицинскую помощь пятидесяти одному раненому воину, в том числе двадцати семи тяжело раненным.Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 апреля 1945 года за образцовое выполнение заданий командования в боях с немецко-фашистскими захватчиками гвардии старший сержант медицинской службы Нечепорчукова Матрёна Семёновна награждёна орденом Славы 2-й степени.
В составе того же 100-го гвардейского стрелкового полка 35-й гвардейской стрелковой дивизии (6-я армия, 1-й Украинский фронт) Матрёна Нечепорчукова при прорыве обороны противника на левом берегу реки Одер и в боях на берлинском направлении под огнём вынесла с поля боя семьдесят восемь раненых солдат и офицеров. Вместе с пехотой она преодолела реку Шпре южнее немецкого города Фюрстенвальде и, будучи раненной, продолжала оказывать медицинскую помощь вышедшим из строя солдатам и офицерам. Из пистолета сразила гитлеровца, который пытался вести огонь по раненым.Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 мая 1946 года за образцовое выполнение заданий командования в боях с немецко-фашистскими захватчиками гвардии старшина медицинской службы Нечепорчукова Матрёна Семёновна награждёна орденом Славы 1-й степени, став полным кавалером ордена Славы.
В 1945 гвардии старшина медицинской службы Нечепорчукова М.С. демобилизована. С 1950 по 1965 годы она жила в селе Дмитриевское Красногвардейского района Ставропольского края, с 1965 по 1977 годы жила в селе Красногвардейское Ставропольского края, где работала в поликлинике и специальной школе-интернате. С 1977 года живёт в городе Ставрополе.
Награждена орденом Отечественной войны 1-й степени, орденами Славы 1-й, 2-й и 3-й степени, медалями. Удостоена награды Международного комитета Красного Креста - медали имени Флоренс Найтингейл.

Биография предоставлена Уфаркиным Николаем Васильевичем
Источники:
Дубров Б.И. Солдатская слава. 3-е изд. Киев, 1987.
Кавалеры ордена Славы трёх степеней. Биограф.словарь. М.: Воениздат, 2000
Рощин И.И. Кавалеры ордена Славы трёх степеней. М., 1983
Селиванов Ф.Т. Ласковое сердце. М., 1967.
Адрес статьи в Интернете:  http://www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=4067

Герой Советского Союза Боровиченко Мария Сергеевна
21.10.1925.- 14.07.1943.
Боровиченко  Мария  Сергеевна - санитарка 32-го гвардейского артиллерийского полка (13-я гвардейская стрелковая дивизия, 5-я гвардейская армия, Воронежмкий фронт), гвардии сержант. Родилась 21 октября 1925 года в поселке Мышеловка, ныне в черте Киева, в семье рабочего. Украинка. В раннем детстве лишилась матери и воспитывалась у тетки. Окончила 8 классов и курсы медицинских сестёр.
В РККА с 11 августа 1941 года. Участвовала в обороне Киева, Сталинграда и в Курской битве. Погибла 14 июля 1943 года у деревни Орловка Ивнянского района Орловской области, спасая раненого офицера.
Звание Героя Советского Союза Марии Сергеевне Боровиченко присвоено посмертно 6 мая 1965 года.
Harpаждена орденом Ленина, медалью.
Похоронена в селе Орловка Ивнянского района Белгородской области. На могиле установлен памятник. Её именем названы улицы в поселке Ивня, в Киеве и киевская школа № 122, перед которой установлен её бюст. В 1965 году на киностудии им. А.Довженко режисером С.Цыбульником был снят фильм "Нет неизвестных солдат", прообразом главной героини фильма стала Мария Боровиченко.
...10 августа 1941 года темноволосая девочка-подросток стояла перед генералом Родимцевым на командном пункте в пригороде Киева.
— Когда и зачем вы перешли линию фронта? — спросил генерал.
Она ничего не ответила, а достала комсомольский билет и обстоятельно выложила сведения о расположении армейских батарей противника, пулеметных точек, складов на этом участке фронта. 11 августа 1941 года в первом батальоне 5 воздушно-десантной бригады появилась санитарка Мария Боровиченко.
А уже 13-го, после боя в районе Киевского сельхозинститута, потрясенные бойцы спрашивали у незнакомой девушки, вынесшей с поля боя восьмерых солдат и застрелившей двух фрицев при спасении комбата Симкина.
— Ты откуда такая отчаянная, словно заколдованная от пуль?..
— Из Мышеловки...
На войне не до точных объяснений. Так и стали о ней говорить — Машенька из Мышеловки.
5 сентября 1941 года река Сейм, возле города Конотоп, словно кипела от взрывов. Окончание боя решил станковый пулемет. А позицию для него над обрывом реки выбрала маленькая санитарка, успевшая в том же бою спасти более двадцати бойцов. Под пулями врага она помогала бойцам установить огневую точку.
Летом 1942 года в бою у села Гутрово санитарка в опаленной шинели воодушевляла своим примером бойцов. Когда один из фашистов выбил у нее из рук пистолет, подхватила она трофейный автомат и уничтожила четырех гитлеровцев.
Потом был Сталинград. Километры дорог, пройденные и проползенные с самым ответственным грузом — человеческой жизнью.
Летом 1943 года корпус генерала Родимцева вел ожесточенные бои под Обоянью, где
гитлеровские части пытались прорваться к Курску. Там Машенька спасла лейтенанта Корниенко. Спасла, прикрыв его своим телом и метнув гранату во вражеский танк. Осколок снаряда попал ей прямо в сердце. Это было 14 июля у деревни Орловка Ивнянского района Белгородской области.

Герой Советского Союза Пушина Федора Андреевна
13.11.1923 г..-  6 ноября 1943 г.
Памятник Пушиной Ф.А.
Спасибо Наталии Малясовой за этот очерк

Героини. Вып. 2. (Очерки о женщинах — Героях Советского Союза). М., Политиздат, 1969.
В. Широбоков

На рассвете

Об этой девушке очень мало написано, о ней очень мало известно. Скупые газетные информации и маленькие зарисовки. А короткая жизнь ее достойна написания целой книги.
В детстве ее звали Феней. И в семье, и в кругу товарищей, подруг, и среди взрослых она Феня, юркая Феня. Бойкая, веселая девочка. Не напрасно, видно, повторяли женщины-соседки: «Ох и шустра дочь Андрея Зиновьевича! Смотри, везде успевает! Такие, говорят, сами пробивают дорогу в жизни».
Подружки всегда смело шли за ней. Где Феня, там игра веселей, голоса звонче. Там уже самому отчаянному сорванцу-мальчишке не подступиться. Отсюда, видно, появилась у мальчишек этакая тайная зависть к ней: погоди, дескать, мы покажем тебе, где раки зимуют! А Феня их не боялась. Она ведь не забияка, а просто затейница, любит задорных, смышленых и смелых товарищей. Зато дома она была верной помощницей взрослых.
В детстве выполнишь поручение взрослых - они хвалят, по голове гладят, и радости нет конца. Вот и Мария Пушина искренне радовалась, что растут трудолюбивые ребята, хвалила, ласкала их. Сходят они в лес, принесут малины, черемухи - мать по горстке отведает у каждой и, кивая головой, ласково скажет:
- Ай сколько собрали, милые вы мои! А ну-ка, чьи слаще?
И действительно, те ягоды, которые приносили младшие, Лида и Феня, матери кажутся особенно сладкими. Им-то и ласки больше.
Однажды в знойный августовский день дети тети Марии отправились за черемухой. В лесу прохлада. Ветер гуляет где-то в вершинах деревьев. Лес шумит, поет свою вековую песню. Хорошо-то как! Кажется, что лес им рассказывает чудесные сказки. Вот рябины кудрявые качаются. А вот и черемуха. Ребята пробуют черемуху на вкус - и дальше: дескать, послаще найдем.
Вышли они на поляну. На солнцепеке, дремля и качаясь, стоит высокая черемуха. Дети, запрокидывая головы, смотрят на верхушку дерева, где висят гроздья черемухи. Разбежались ребячьи глаза.
Придется лезть на дерево. Пашка поплевал на ладони и, словно кошка, быстро вскарабкался на черемуху. Но Феня забралась еще выше. Качается на ветке. Ей кажется, что она летит вместе с землей, с деревьями куда-то далеко-далеко. Одной рукой держится за дерево, другой срывает гроздья и бросает сестрам:
- Это вам, ловите!
- Не надо, Фень, не срывай, в туесок собирай! - кричит Аня. - Мы и здесь наберем.
А ветер не утихает, раскачивает дерево все сильнее. Вдруг ветка, на которой стояла девочка, обломилась, и черемуха из туеска рассыпалась, словно дождь забарабанил по листьям...
Больше Феня ничего не помнит, только, как во сне, слышит голос матери:
- Эх, дочка, дочка, так ведь недолго и без ноги остаться... Парнем надо было тебе родиться, парнем...
То жар, то озноб пробирает хрупкое тело девочки. Превозмогая боль, она кусает губы. Капельки слез выступают на ее глазах. «Не ругайте, больше так не буду», - хочет сказать, но язык не поворачивается.
Как страшный сон прошло все это - и боль, и причитания матери, и хлопоты людей в белых халатах... Девочка снова повеселела, снова зарумянились щечки, живыми искринками заблестели голубые глаза. Она снова среди своих подружек, бегает, играет, да еще, соревнуясь с мальчишками, шагает по шатким жердям, перекинутым через речку. Вместе с подружками ходит по ягоды, а зимой катается на санках.
В Тукмачах школы нет. Да и домов-то там всего десятка полтора. Здешние ребята ходят в Иж-Забегаловскую школу, что в соседнем селе. Тут же училась и Феня Пушина. Затем окончила Больше-Ошворцинскую семилетку. Спрашиваете, как она училась? Хорошо училась. Даже родители удивлялись: неужели о нашей непоседе так хорошо отзываются учителя? Непоседа - на улице, а в школе, за партой - послушная, вдумчивая, смышленая. Ее подруги, особенно тезка Феня Тукмачева, с изумлением наблюдали, как Феня Пушина на уроках совсем преображалась.
Настал 1939 год. Окончены семь классов. Теперь куда? Что говорить, многие парни и девушки уходили из деревни: кто в город, кто в лесопункты, кто еще куда-нибудь. И Феня думала: «Какая же дорога приведет к счастью?» Остановилась на медицине.
Почему она выбрала этот путь? Наверное, еще тогда, когда она сорвалась с черемухи и в больнице вылечили ее, в детской душе зародилось уважение к людям в белых халатах. Какое дело может быть более почетное, чем спасение человека от болезни? Она поехала в город Ижевск и поступила в фельдшерскую школу.
Сначала ей трудно давалась учеба. По воскресеньям ходила к сестре Анне, которая жила в Ижевске. Зять и сестра советовали ей: «Учись, человеком станешь». Брату Павлу она писала: «Учиться тяжело. Наверно, не осилить мне. Поеду домой, к родителям. Как ты смотришь?» Павел отвечал: «Ты и в детстве была не из пугливых. Так неужели сейчас решила отступить? Учись - потом спасибо скажешь».
И Феня не отступила, окончила школу.
... Жители села Кекоран полюбили молодую фельдшерицу.
... Стоял апрель 1942 года. Всюду разлилась талая вода - ни пройти, ни проехать. А Феню Пушину вызвали в военкомат. Хорошо, что она была не одна. С нею рядом шагала сестра Аня. Ее присутствие бодрит Феню. Чуть ли не вплавь переправлялись сестры через бурлящие овраги и лога.
- Что же ты сапоги не обула? Смотри, простынешь, - говорит Аня.
- Не до сапог было, я торопилась в военкомат! Время-то какое. А сапоги и потом надоедят еще, - ответила Феня.
Аня тоскливо посмотрела на сестренку. Ей она почему-то показалась маленькой, одинокой, и захотелось чем-то помочь, хотя бы душевными словами. Но те слова не пришли, на глазах выступили горячие росинки. Аня шагала молча, перекидывая тяжелый чемодан из одной руки в другую. Молчала и Феня.
На станции Узгинка они сели в поезд, вечером приехали в Ижевск, а после полуночи простились. Аня целовала любимую сестру, жала ее руку, шептала напутственные слова и заплакала. Не выдержала и Феня, слезы покатились по ее горячим щекам. И вот свисток паровоза, последние заветные слова... Поезд медленно тронулся и увез девушку далеко-далеко, туда, где шли ожесточенные бои.
«Люди совершают подвиги. Каждый солдат - герой! А я? Что делаю я такого, примечательного?» - спрашивала себя Фаина (так ее звали фронтовые друзья).
В коротких перерывах между боями, усевшись где-нибудь в тишине, она писала письма родным и знакомым, часто сестре Анне.
«Здесь бои идут круглые сутки, - сообщала она родным. - Все кругом свистит и сверкает, а на душе хоть и страх, но делаешь свое, где присядешь, где ляжешь да опять вперед пробираешься».
Что произойдет завтра утром? Что ждет ее, друзей, многих, многих солдат, командиров на том берегу реки, за тем селом? Хватит ли медикаментов, сумеет ли она быстро оказать помощь раненым? Все это беспокоит молодого санинструктора.
Начинается наступление, атака, и некогда раздумывать. Страх покидает сердце, незаметно проходит и волнение. Впереди - враг, его надо опрокинуть, уничтожить! Дым и пламя, пыль и копоть. Земля дрожит. Рядом разрываются снаряды, свистят пули. Тут и там кричат раненые, просят помощи. Медики спешат к ним. Спешит и Фаина. Нервы напряжены. Она подходит к тому, другому, третьему, перевязывает, говорит теплые слова.
Между боями Фаина часто беседовала с этими смелыми, мужественными людьми. Ее душа наполнялась изумлением и гордостью.
На фронтовых дорогах встретился ей один паренек. Он тоже санинструктор. Нередко бывал он в санчасти полка. По одному голосу, даже по походке Фаина узнавала его, и сердце заливала горячая волна.
Пришла к ней любовь, чистая, благородная. В короткие, минутные встречи они успевали сказать друг другу много слов. Это была любовь, рожденная в огне и дыму боев и сражений. Она еще более укрепляла молодые сердца... Но пришла разлука. Военная дорога сблизила, подружила их, военная же дорога и разлучила. Парня направили в другую часть.
Но любовь не знает расстояний. Девушка часто вспоминала о своем друге, о минутах прощания.
- Пиши, Фаина. Никогда мне не забыть тебя. Кончится война, и мы будем вместе.
- Как знать, увидим ли мы друг друга?
- Почему ты так?... Или мне не веришь? Останемся живыми - я найду тебя.
О фронтовом друге Фаина только намеками сообщала в письмах к Анне. Даже имя его оставила неизвестным.
Без передышки шли ожесточенные бои. Вместе с бойцами в первых рядах сражалась и младший лейтенант медицинской службы Фаина Пушина. Она была награждена тогда орденом Красной Звезды.
Фаина мечтала о скорой победе, о будущих счастливых днях. Сестре Анне она писала:
«Октябрьский праздник мы хотим провести в Киеве. Город обязательно освободим от немецких захватчиков...»
...6 ноября 1943 года. Наши войска вели бои за освобождение Киева. Санитарная часть, в которой служила Фаина, разместилась в Святошине. Раненых доставляли и днем и ночью. Полевой госпиталь был переполнен.
Рано утром над Святошином появились десятки вражеских самолетов. Одна из бомб попала прямо в здание, где размещался госпиталь. Забушевал огонь. Медицинские работники начали героическую борьбу за спасение людей. Дым застилал глаза, но медики, рискуя своей жизнью, выносили раненых.
Фаина Пушина успела вывести и вынести из горящего здания более тридцати солдат и офицеров. Она даже не заметила, когда на ней загорелась одежда.
Фаина пыталась вынести последнего тяжелораненого солдата, но огонь свалил ее. В бессознательном состоянии, с сильным повреждением головы, со сплошными ожогами тела вытащили ее из пламени. Вслед за этим послышался сильный грохот, взметнулось пламя, поднялись столбы дыма - рухнул потолок.
Несколько минут еще билось сердце Фаины Пушиной. Она умерла на руках у товарищей. Перед смертью раскрылись ее глаза, пошевелились губы.
Она хотела увидеть утреннюю зарю, еще раз взглянуть на рассвет. Как она любила пору рассвета, восторгалась первыми переливами света, а затем солнечными лучами. На рассвете она выходила из дому, направляясь в школу. На рассвете вместе с матерью выходила в поле. На рассвете писала свои письма с фронта, вспоминала родных и близких.
На рассвете совершила она подвиг. Но этот рассвет она уже не видела. Не видела, как на следующий день наши войска освободили Киев.
Но не умер ее славный подвиг. Имя двадцатилетней девушки-комсомолки из маленькой деревни Тукмачи навсегда осталось в памяти народа. Ей посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.
Такова Пушина Феодора Андреевна. В детстве ее звали Феней, на фронте - Фаиной. Как яркий утренний рассвет, была ее короткая, но славная жизнь.
Глубоко чтят ее память на родине. «Светлое имя Фени служит для нас примером, как нужно жить, бороться за народное дело, за свободу и счастье на земле. Мы будем такими же...» - читаем мы в сочинениях школьников Якшур-Бодьинского района. Имя Пушиной носят дружины и отряды.
На кладбище у Святошина, что под Киевом, сохранились три братские могилы. Здесь захоронены павшие в боях за освобождение Киева. В одной из них похоронена девушка-героиня Феодора Пушина.

_________________________________________________________________________________
Сайт Алёны Дружининой, 2005-2011